清水 Shimizu (simizy) wrote in kritika_haiku,
清水 Shimizu
simizy
kritika_haiku

Categories:

Поэзия Мацуо Басё (Т.И.Бреславец) - Фуга-но макото

     Дальнейшее развитие эстетических идей осуществляется у Басё на основе введения еще более емкой категории фуга-но макото (букв. «истинность прекрасного»). Хисамацу Сэнъити определяет эту категорию как «путь истины в искусстве». Фуга-но макото выражает единство истины и красоты, синтез философского и эстетического начал, поскольку заключает в себе мысль об истинном бытии, что и осознается как прекрасное.
     Выражение «фуга-но макото» складывается из двух терминов: «фуга» и «макото».
     Хисамацу Сэнъити отмечает, что если исходить из значений иероглифов, то «фу» значит «хинабури» («деревенский»), а «га» значит «миякобури» («столичный»). Однако фуга употребляется почти в одном значении со словом «мияби» — «элегантность», «утонченность», «изысканность». Термин «фуга» использовался в канси, вака, рэнга и хайкай. Первоначально он обозначал шесть качеств поэзии и указывал на шесть типов канси (рикуги). Эта классификация оказала влияние и на вака, она была введена в Предисловие Ки-но Цураюки; «фу» — песни простого народа, называли «соэ-ута»; «га» — традиционные, выдержанные в определенных правилах песни знати, называли «кадзоэ-ута»; считали, что оба типа — «фу» и «га» — представляют поэзию канси и вака. Следовательно, под термином «фуга» можно понимать поэтическое творчество в целом. В этом смысле высказывается Хаттори Дохо в своих записках: «Канси, вака, рэнга, хайкай — все это фуга».
     Однако во времена Басё термин «фуга» широко употреблялся по отношению к хайкай. В «Большом словаре хайкай» («Хайкай дайдзитэн») говорится, что выражение «фуга-но макото» используется в значении «чистота литературы хайкай». Наиболее узкий смысл фуга — обозначение поэзии школы Басё. Кагами Сико в работе «Десять положений о хайкай» («Хайкай дзюрон», 1719) определяет содержание слова «фуга» не только в смысле указания на высокое искусство поэзии, но и в смысле раскрытия красоты хайкай: «Простота (фугэн) и изящество (гагэн) составляют великую сущность хайкай».
     Фуга — это не только искусство поэзии. По мнению Хисамацу Сэнъити, фуга — это основа красоты, которая объединяет ряд понятий японской эстетики, в том числе моно-но аварэ, юган, саби. Тем самым фуга предстает в качестве закона красоты, который по-разному реализуется в разные исторические эпохи.
     Красота рассматривается Басё как свойство природы, поэтому, говоря о фуга, поэт призывает обратиться к природе: «Вака Сайгё, рэнга Соги, живопись Сэссю, чайная церемония Рикю пронизаны единым. При этом фуга означает следовать природе, быть другом четырех времен года. Все, что видишь, — это цветок. Все, о чем думаешь, — это луна. Когда для тебя вещи не цветок, подобен варвару. Когда сердце не цветок, похож на животного. Отойди от варвара, отстранись от животного, следуй природе, вернись к природе». Это высказывание Басё созвучно словам Догэн (1200—1253), который человека, лишенного чувства прекрасного, уподоблял животному.
     Басё вкладывает в понятие «фуга» широкий смысл. Для него фуга присутствует в любом виде искусства, если оно истинно. Источником красоты и вдохновения провозглашается природа, поэтому прекрасное — фуга — открывается человеку в слиянии с природой. Об одном из стихотворений Басё Кавабата Ясунари писал: «Прекрасное родится при открытии существующей красоты, при переживании открытой красоты и при создании пережитой красоты» (перевод Т. П. Григорьевой).
     Макото, как уже отмечалось, — наиболее раннее понятие литературы и искусства, существующее в Японии. Японские филологи обычно распространяют его и на всю последующую литературу. Однако необходимо подчеркнуть, что на каждом этапе своего развития макото наполнялось новым содержанием.
     С момента своего возникновения макото как понятие красоты связывалось с конкретными явлениями окружающей действительности, определяя начальную ступень развития эстетического сознания японского общества. В дальнейшем в связи с распространением в Японии идей буддизма макото подверглось значительной трансформации: оно приобрело идеалистическую окраску, прониклось духом «универсальности» и «вечности», стало понятием высокой истины. Если ранее этот принцип выступал лишь как требование достоверного изображения явлений действительности и человеческих эмоций — так, как они есть, то у Басё он дополняется требованием постичь внутреннюю сущность вещей на основе интуитивного чувствования: «Когда мы спокойно их наблюдаем, то замечаем, что все вещи имеют свое содержание»,— изречение, которое приводит поэт. Следовательно, в макото Басё заключена нерасчлененность понятий «идеальное» и «реальное».
     Развитие принципа макото прослеживает Хисамацу Сэнъити, начиная от «Кодзики» и «Манъёсю» и кончая творчеством писателей эпохи Мэйдзи. Макото расценивается как принцип простоты, безыскусственности, который свойствен молодой литературе каждой новой эпохи и на основе которого возникает реалистическая тенденция в искусстве. В данном случае реализм понимается как качество, которое говорит об объективном изображении действительности и присутствует не только в литературе нарождающейся, но и в развитой, не только в народной, но и в авторской, и доведен до крайности, особенно в литературе натурализма. Хисамацу Сэнъити в этой реалистической тенденции видит дух макото, который является основой поэзии хайкай. Поэт Камидзима Оницура (1661—1738) говорил: «Без макото нет хайкай» — и выразил это в стихотворении:
Нива маэ-ни
Сироки сайтару
Цубаки кана
Перед домом
Белая расцвела
Камелия!
     Для Оницура макото — это прежде всего ощущение природы, раскрытие сути вещей, т. е. то, что делает хайкай подлинным произведением искусства. Оницура хотел через общедоступность выражения и свободу содержания поэзии хайку осуществить принцип макото. Он считал, что в творчестве нельзя руководствоваться только искусством формы и слова, необходимо присутствие макото. Для этого художник должен слить свое ощущение явления с формой и словом.
     Эти положения Оницура перекликаются со словами Басё, который понятие «макото» неразрывно связывал с понятием красоты души: «Если нет красоты души, есть только искусные слова. Это не что иное, как вульгарность души, неспособной достичь макото». Басё рассматривал путь к макото как путь к совершенству, на котором помыслы поэта постоянно обращены к сущности вещей, что сообщает произведению искусства звучание истинного чувства. В макото душа поэта следует душе природы, которая является обителью истины и красоты, поэтому Басё призывал: «Стремитесь к макото». Истинно-сущее в вещах и явлениях мира расценивалось как идеал прекрасного, и постижение этой красоты вело к самосовершенствованию. Эстетическое сознание воспринимало прекрасное в единстве с нравственным законом, который для японцев был усилен буддийской этикой.
     В эстетике Басё фуга-но макото обусловливает относительность «неизменного» — фуэки и «изменчивого» — рюко, поскольку выражает собой основу их единства — истинность прекрасного. В трактовке данного положения единодушны как ученики Басё, так и последующие исследователи его эстетических воззрений. Японские ученые указывают, что Басё развил идею «и» — «перемен» вплоть до фуга-но макото. Кроме того, обращают на себя внимание некоторые высказывания учеников поэта, касающиеся фуга. Кагами Сико считает, что с точки зрения настроения фуга есть саби. Татибана Хокуси утверждает, что фуга соотносится не только с саби, но также с сиори и хосоми. Следовательно, можно сделать вывод о том, что категория фуга-но макото является общей по отношению ко всем остальным, ибо критерий истинности и правдивости искусства определяет основное его содержание, достигаемое на основе фуэки-рюко, саби, каруми, сиори, хосоми. По определению Хагивара Рангэцу, данная категория основополагающая в эстетике Басё.
     Таким образом, эстетические взгляды Басё складываются из ряда взаимообусловленных категорий. Они являются отражением особого мироощущения поэта, воспринимающего природу и окружающее как воплощение единого жизненного начала. Эстетика Басё впитала традицию слияния с природой, идущую как из японского, так и из китайского источника. Она раскрыла преемственность в развитии японской эстетической мысли, воплощенной в теории танка и рэнга, и вобрала идеи школ хайку — «Древней» и «Данрин». Вместе с тем учение Басё представляет собой новый этап развития художественного сознания, соответствующий новой эпохе.

Цитируется по изданию: Бреславец Т.И. Поэзия Мацуо Басё, ГРВЛ изд-ва "НАУКА", 1981
Подготовка материала: _petrik
Tags: басё, поэтика, теория, фуга-но макото, эстетика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments