清水 Shimizu (simizy) wrote in kritika_haiku,
清水 Shimizu
simizy
kritika_haiku

Category:

Поэзия Мацуо Басё (Т.И.Бреславец) - «Сезонное слово»

     В образной системе хайку особая роль принадлежит «сезонному слову» (киго), отражающему погруженность поэта в природу. «Сезонные слова» - это слова-образы, указывающие на традиционно закрепленное за ними время года, вносящие мотив природы в стихотворение. Например, лягушка, сакура являются образами весны, а кукушка, цикада - образами лета и т. п.
     История «сезонного слова» берет свое начало со времен «Манъёсю». Например, образ длинной ночи как «сезонное слово» употребляется в антологии для описания осени, хотя самые длинные ночи бывают только зимой. То же самое происходило с «сезонным словом» «длинный день», которое вводилось как образ весны. Каждое из этих «сезонных слов» подчеркивало особенности смены времен года и одновременно служило выразительным средством для передачи ощущений человека. Таким образом, «сезонные слова», занявшие значительное место в поэзии вака, уже на раннем этапе своего развития были канонизированы.
     Поэзия рэнга унаследовала традиции вака, а также предприняла шаги к их развитию. Она раздвинула границы канона, в ней увеличилось число явлений и вещей, пополнивших ряды «сезонных слов». Эта тенденция обнаруживается и в хайку. Уже Мацунага Тэйтоку пытался внести разнообразие в тематику сезона и расширить область «сезонных слов», применяемых в хайку. Затем новые «сезонные слова» вводил в хайку Китамура Кигин.
     По традиции «сезонные слова» перешли в хайку школы Басё, но приобрели углубленный, философский смысл:

Ёсинака-но
Нэдзамэ-но яма кА
Цуки канаси
Ёсинака
Пробуждался в этих горах
Луна печальна

1689 г
     В своем элегическом стихотворении Басё вспоминает замок в горах, где после гибели своего отца тайно жил и воспитывался Минамото Ёсинака (1154-1184) -впоследствии известный военачальник. От замка остались руины, на которые взирает луна. «Луна» - «сезонное слово», оно является образом осени. Ночь в горах, изображенная Басё, полна печали, но это печаль, растворенная в природе, ею дышат горы, луна, развалины замка. Задачи отображения духовного единства художника с миром природы определили такое воспроизведение действительности в хайку, при котором, как отмечал Н. И. Конрад, «мотивы субъективного лиризма, если они вообще фигурируют, должны даваться замаскированными, отраженными на фоне основного мотива природы».
В вака «сезонные слова» употреблялись иначе. Например, стихотворение поэтессы Исэ (877-939):
Фуюгарэ-но
Нобэ то ва-га ми-о
Омоисэба
Моэтэ мо хару-о
Матамасимоно о
С увядшим, зимним полем
Если меня сравнить,
То и я хотела бы дождаться, весны,
Пусть даже суждено мне
Вновь сгореть
     «Фуюгарэ» («зимнее увядание») - «сезонное слово являющееся образом унылой зимней поры. Поэтесса сравнивает себя с увядшим полем, которое весной выжигают для того, чтобы на нем пышнее росли всходы. Стихотворение наполнено сильным, волнующим чувством, передает внутренние, душевные переживания человека. «Сезонное слово» использовано здесь как вспомогательное средство для выражения личных эмоций.
     Существование «сезонного слова» в поэзии хайку обусловлено также лапидарностью поэтической формы, в свою очередь, оно является фактором, ее поддерживающим. «Сезонное слово» рождает определенные ассоциации, связанные с тем или иным сезоном, и присутствие его в стихотворении создает целую картину природы: если в хайку сказано «луна», значит, это полная луна осенью; если - цветы, значит, это цветы сакуры весной.
     В. В. Виноградов писал: «Образ, запечатленный в одном слове или одной синтаксической единице, иногда определяет всю композицию литературного произведения, выступая как его художественный синтез или обобщающий символ». Ключевым словом в хайку, средоточием его поэтической структуры и стало «сезонное слово». Как отметила Т. П. Григорьева, «в искусстве и литературе времена года не только излюбленная тема... но принцип художественного мышления, организующий произведение».
     «Сезонные слова» распределяются по четырем временам года. Внутри каждого сезона выделяются три этапа его развития, каждому из которых соответствуют свои «сезонные слова». Кроме того, выделяется тема Нового года. Всего пять разделов. Разнообразие типов «сезонных слов» в каждом разделе обычно сводится к семи рубрикам, в которых указывается, какую область явлений отражают «сезонные слова»: «сезон», «небо», «земля», «человеческие дела», «религия», «животные», «растения».
     Басё широко использовал «сезонные слова», пришедшие из вака, рэнга и хайку ранних школ, а также создавал новые. Известно, что впервые в качестве «сезонного слова» Басё ввел выражение «день посадки бамбука», которое стало образом лета:
Мино то касса
Такэ ууру хи ва
Фурадзу томо
Хоть и нет дождя,
В день посадки бамбука -
Плащ и зонт
     Поскольку день посадки бамбука по традиции считается дождливым, крестьянин работает, прихватив с собой плащ и зонт. В хайку ряды «сезонных слов» пополнили явления каждодневной, будничной жизни и тем самым расширили понятие «киго».
     В творчестве Басё традиционная поэтика «сезонного слова» трансформируется. Выбор «сезонного слова» и введение его в текст осуществляются в соответствии с ориентацией поэта на простые, но емкие средства выражения. Часто «сезонное слово» используется во взаимодействии с другими поэтическими приемами, что обеспечивает семантическую насыщенность хайку.

花みな枯れてあはれをこぼす草の種

Хана мина карэтэ
Аварэ-о кобосу
Куса-но танэ
Цветы все увяли.
Печаль рассыпают
Семена трав

1685 г.
     Данное хайку выражает чувство сиори - печали и сострадания. Эта печаль передана в образах природы, которые закреплены за определенным временем года - зимой. Поэт использует традиционное «сезонное слово» «карэгуса» («увядшие травы»), однако вводит его по компонентам - по принципу ассоциативно связанных слов: «карэру» - «вянуть» и «куса» - «трава», что позволяет пронизать нитями ассоциаций всю семантическую структуру стихотворения.
     В другом хайку Басё употребляет «сезонное слово» как сравнение:

一家に遊女もねたり萩と月

Хитоцу иэ-ни
Ююдзё мо нэтари
Хаги то цуки
В одном доме со мной
Куртизанки остановились.
Хаги и луна
1692-1693 гг.
     Поэта, обращеного к поискам тайн бытия, Басё сравнивает с луной в высоком небе, а куртизанок - с кустами хаги (двуцветная леспедеца) во дворе. Он не противопоставляет эти два мира, а объединяет их с позиций своей эстетики, которая в высоком и низком видит единую сущность красоты. В этом смысле не случайно выбранные «сезонные слова» («хаги» и «луна») относятся к одному времени года - осени.
     Интересно отметить употребление «сезонных слов» не как таковых, а в целях использования их традиционного ассоциативного подтекста:

此秋は何で年よる雲に鳥

Коно аки ва
Нан-дэ тосиёру
Кумо-ни тори
Этой осенью
Почему ты постарела,
Птица в облаках?

1694 г.
Прим. Shimizu: Есть иные варианты перевода

Отчего я так сильно
Этой осенью старость почуял?
Облака и птицы. (Вера Маркова)

Отчего в эту осень
Так годы дают о себе знать?
Птицы над облаками... (А. Долин)
     В рэнга «сезонным словом» было выражение «кумо ни иру тори» - «птица в облаках», оно выступало образом весны. В хайку это выражение тоже употреблялось как «весеннее». В стихотворении Басё оно использовано иначе: поэт написал о птице, которая летит в облаках осеннего неба. Хайку было навеяно одиночеством и предчувствием близкой смерти. «Сезонным» здесь является слово «аки» - «осень». Так в результате ассоциативных связей в стихотворении обнаруживается сочетание противоположных по смыслу образов - весны и осени. Образ птицы в облаках оттеняет размышления о старости, он вносит ощущение воспоминаний о прошедшей юности. Оксюморное сочетание, возникшее на основе использования традиционной связи явления и времени года, позволило поэту ярче выразить свою мысль.
     «Сезонное слово» используется в поэзии Басё как емкое средство художественной выразительности, дающее возможность кратко и впечатляюще обрисовать картину природы. Употребление его было основано на принципе эстетического намека, свойственного японской поэзии в целом, а также на том особенном, что утвердилось непосредственно в хайку,- на стремлении передать ощущение природы как обители истины. «Сезонное слово» с его кругом неназванных значений открывало большие возможности для творческого, индивидуального восприятия хайку, пробуждая представление о том или ином времени года и связанном с ним настроении.
     Характер «сезонного слова» у Басё определялся развитием его эстетических взглядов от саби к каруми. Ощущение красоты простых вещей, проявившееся в саби, а затем усилившееся в каруми с его обращением к повседневной жизни человека, привело к новому осмыслению поэтики «сезонного слова». Традиционные «сезонные слова» с их известным поэтическим ореолом сочетались в контексте хайку с изображением вещей, которым ранее не было места в высокой поэзии. С другой стороны, образование новых «сезонных слов» происходило на основе поэтизации обыденных явлений. Примечательно, что в рамках издревле сложившейся «сезонной» поэтики Басё находил пути к преодолению канона. Он наделил «сезонное слово» новыми красками, открыл богатство его возможностей.

Цитируется по изданию: Бреславец Т.И. Поэзия Мацуо Басё, ГРВЛ изд-ва "НАУКА", 1981
Подготовка материала: kernell_panic
киго, теория, басё
Tags: басё, киго, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments